Человек-легенда. Как Алвар Аалто создал новое пространство для жизни.

Опубликовано: 02.11.2015
Источник:

Привет! Начинаем серию постов о дизайнерах, сформировавших облик скандинавского модерна. Сегодня мы расскажем об иконе скандинавского дизайна, финском архитекторе и дизайнере Алваре Аалто, который обрел общемировую известность и славу, а у себя на родине стал национальным героем.

Алвар Аалто – один из основоположников современной школы дизайна. Ландшафт архитектуры, как и ландшафт мебельного дизайна XX века, если не был сформирован под его влиянием, то уж точно был бы совсем другим без его вклада. Недаром, если вы приедете в Хельсинки, вы наверняка наткнётесь на очередную ретроспективу его работ, на бесконечные семинары и чтения, посвященные стилю Аалто и его наследию.

И есть чему посвящать лекции и проводить выставки. Ведь не все в России знают, а Алвар Аалто придумал и сконструировал окружающую нас среду – от табуретов, миллионами продающихся в ИКЕА (немного искаженных), до структуры спальных микрорайонов – все это наследие финского гения. Ну и, разумеется, в Финляндии об этом знают все от мала до велика: Аалто-дом, Аалто-стиль, Аалто-мировоззрение давно вошли в повседневную речь финнов и стали нарицательными понятиями.

Что же такое Аллто-мировозрение, мы и попытаемся разобраться сегодня.

Карьера Аалто  начинается 1921 году, когда он получает диплом архитектора в Хельсинки, а уже в конце 20−х – начале 30−х годов он создает здание, предназначенное для городской газеты в Турку. Вскоре здание становится широко известно и за пределами Финляндии, а его следующая работа – туберкулезный санаторий в городке Паймио обеспечивает Аалто место в мировой архитектурной элите.

После будут и здание финского посольства в Москве, и финские павильоны для всемирной парижской выставки в 1937 году, и павильоны в Нью-Йорке (1939–40гг.). В анналы истории войдут Общественный центр (1950–52гг.) и Педагогический институт (1952–57) в городах Сяюнатсало и Ювяскюля, Политехнический институт в Отаниеми (1954–69) и, конечно же, дворец «Финляндия» в Хельсинки, построенный в 1971 году. Спроектированные Алваро Аалто здания, возникнут в 8 европейских странах, в Ираке и США, а сам архитектор навечно завоюет себе звание важнейшего архитектора двадцатого столетия.

Но нас, как производителей мебели, в первую очередь интересует Аалто-дизайнер.

Для лучшего понимания его наследия, давайте обратимся к базовым принципам, по которым он работал: все творения Аалто отличаются простотой, но в тоже время оригинальной формой, им присущи четкие геометрические очертания и совмещение естественных материалов (камень, дерево) с высокотехнологичными (стекло, железобетон). В центре его философии всегда стояла троичная конструкция: «человек – природа –архитектура», а ключевым убеждением было, что объекты должны органично вписываться в природную или городскую среду.

Огромное значение Алвар Аалто придавал функциональности и удобству пространств, которые он проектировал, он всегда стремился создать ощущение свободного и просторного помещения, его воздушности и вместительности. Поэтому свет у Алвара Аалто всегда играл роль формообразующего фактора. Специально для библиотек, которые он особенно любил проектировать, Аалто разработал систему освещения, которая минимизировала количество теней. Залы библиотек и аудиторий Аалто планировал в форме веера, разворачивая помещения к свету.

Оформление интерьеров, которому Аалто уделял столько внимания, служило все тем же целям – простоте, естественности и функциональности. Он сам проектировал мебель для своих зданий, каждый раз отыскивая новые формы и инновационные решения в области мебельного дизайна. Его мебель не только эстетична, но и проста, добротна и не отягощена декоративными излишествами, а это и есть один из главных принципов скандинавского дизайна.

В 1933 г. он получил патент на изготовление гнутой клееной фанеры (по слухам, эта идея посетила Аалто, во время лыжной прогулки, когда он присмотрелся к тому, как сделаны его беговые лыжи).

Такая фанера изготавливалась под действием пара и обладала отличными характеристиками. На основе новой технологии Аальто произвел оригинальную линию мебели. Эта мебель до сих пор продается во многих странах компанией "Артек", которую он основал в 1935 году.

Незадолго до открытия собственной фирмы, Аалто создает свой первый объект из гнутой фанеры: в 1933 году свет увидел его знаменитый «Табурет-60» для читального зала выборгской городской библиотеки. За 80 лет были проданы миллионы табуретов по всему миру, эта модель входит в постоянную коллекцию MoMA (Museum of Modern Art) в Нью Йорке.

В другом авторитетном Нью-Йоркском музее – Metropolitan Museum of Art находится еще одно произведение Аалто – кресло №41, оно было сконструировано для удобного размещения пациентов туберкулезного санатория в Паймио (1929 – 1933). Кресло было сделано таким образом, что позволяло сидящему человеку принять максимально удобную позу и дышать полной грудью.

Для любого модернизма характерна работа с традициями и практиками народов мира. Скандинавский модернизм в данном случае не является исключением. Ярким примером этого направления в творчестве Аалто стал сервировочный столик Tea Trolley 901 (1936 г) – рефлексия Аалто на британскую и японскую культуры чаепития.

 

Практически каждый предмет, который создал Аалто, кажется нам интуитивно знакомым, привычным, и не только по картинкам из книг и музейных каталогов: у него было множество подражателей во всех уголках света, в том числе и в России. Его работы стали поистине олицетворением скандинавского дизайна, многочисленные реплики можно встретить по всему миру, в самых разных формах и проявлениях – от IKEA, которая растиражировала его знаменитый табурет, до мелких токийских ремесленных лавочек, где среди циновок, татами и шкафа-танзу неожиданно обнаруживаешь реплику на тот самый чайный столик Tea Trolley 901. В такие моменты  понимаешь, что его миссия «создавать новый стиль домашнего обустройства» действительно удалась.

Мебель Аалто с ее плавными переливами, простой функциональностью и эстетикой, которая воспевает быт, как произведение искусства, действительно понятна и близка многим.

В противовес классическому представлению об интерьере, который превращал комнату в застывший музей прошлого с многочисленными картинами, коврами, статуэтками и вычурной мебелью, работы Аалто создают пространство, дополняющее живущего в нем человека. Он сам выразил это так: «Объекты, которые окружают человека, – не только фетиши или аллегории какой-то мистической вечной ценности. Они как живые клетки или ткани неотъемлемы от человеческой жизни. Поэтому с ними нужно обращаться соответственно, иначе существует риск, что они превратятся во что-то инородное и войдут в систему как элементы, враждебные человеку».

 

Поделиться